Во всех культурах и во все времена люди рассказывали истории. И за эти тысячелетия мы точно поняли, что делает любой рассказ вне зависимости от формата интересным. Одна из важнейших частей хорошей истории — ее конец. Мы стараемся сделать все, чтобы не узнать раньше времени развязку фильма, который еще не смотрели, или книги, которую пока не прочли. Стоит нам случайно услышать концовку в чьем-нибудь пересказе, и кажется, что впечатление безвозвратно испорчено. Такие неприятности мы зовем «спойлерами» (от англ. to spoil — «портить»).

Но они не заслуживают своей дурной репутации. Недавнее исследование показало, что знание конца истории перед прочтением не повредит восприятию. Как раз напротив: дает возможность полнее насладиться историей. Таков «парадокс спойлера».

Исследователи Николас Кристенфельд и Джонатан Ливитт из Калифорнийского университета провели три эксперимента с 12 рассказами Джона Апдайка, Агаты Кристи и Антона Павловича Чехова. У всех историй были запоминающиеся сюжеты, ироничные повороты и загадки. В двух случаях испытуемым заранее раскрыли концовку. Одним предложили прочесть ее в отдельном тексте, другим в основной текст включили спойлер, и концовка стала известна уже из первого специально подготовленного абзаца. Третья группа получала текст в первозданном виде.

Это исследование меняет представление о спойлерах как о чем-то вредоносном и неприятном

Результаты исследования показали, что в каждом типе истории (ироничный поворот, загадка и вызывающая воспоминания история) участники предпочитали «испорченные» версии, а не оригиналы. Больше всего испытуемым нравились тексты со спойлером, вписанным в начало текста.

Это меняет представление о спойлерах как о чем-то вредоносном и неприятном. Чтобы понять, почему так происходит, вспомним исследование, которое еще в 1944 году провели Фриц Хайдер и Мэри-Энн Зиммель из Смит-колледжа. Оно не потеряло актуальности по сей день.

Они показали участникам анимацию из двух треугольников, круга и квадрата. Несмотря на то что на экране в хаотичном порядке двигались простые геометрические фигуры, испытуемые приписывали этим объектам намерения и мотивы, «очеловечивая» их. Большинство подопытных описали круг и синий треугольник как «влюбленных» и отметили, что большой плохой серый треугольник пытается встать у них на пути.

Этот опыт демонстрирует нашу тягу к рассказыванию историй. Мы социальные животные, а истории — важный инструмент, который помогает понять поведение человека и передать наше наблюдение другим. Это связано с тем, что психологи называют «теорией разума». Сильно упрощая, можно описать ее так: у нас есть способность понимать и примерять на себя мысли, желания, мотивы и намерения других, и мы используем это, чтобы предсказывать и объяснять их действия и поведение.

У нас есть способность понимать чужие намерения и предполагать, какое поведение они вызовут. Истории важны, поскольку позволяют нам сообщать об этих причинно-следственных связях. А значит, история хороша, если выполняет свою функцию: передает информацию другим. Вот почему «испорченная» история, конец которой заранее известен, более привлекательна: нам легче ее понять. Авторы исследования описывают этот эффект так: «незнание финала может портить удовольствие, отвлекая внимание от деталей и эстетических качеств».

Вы, вероятно, не раз становились свидетелями того, как хорошая история может повторяться и быть востребованной, невзирая на то, что развязка всем давно известна. Вспомните истории, выдержавшие испытание временем, — например, миф об Эдипе. Несмотря на то что финал известен (герой убьет отца и женится на матери), это не уменьшает вовлеченность слушателя в рассказ.

С помощью истории можно передать последовательность событий, понять чужие намерения

«Возможно, нам так удобнее обрабатывать информацию и легче сосредотачиваться на более глубоком понимании истории», — предполагает Джонатан Ливитт. Это важно, поскольку мы используем истории для передачи сложных идей — от религиозных убеждений до общественных ценностей.

Возьмите историю Иова из Ветхого Завета. Израильтяне передавали эту притчу, чтобы объяснить потомкам, почему хороший, благочестивый человек может страдать и быть несчастным. Мы передаем сложную идеологию через истории, потому что они могут быть обработаны и сохранены легче, чем формальный текст.

Исследования показали, что мы более позитивно реагируем на информацию, когда она облечена в повествовательную форму. Информация, переданная как «факт», подвергается критическому анализу. Истории — эффективный способ передачи сложных знаний. Подумайте об этом: слова помогают понять один термин или концепцию, но с помощью истории можно передать всю последовательность событий, понять чужие намерения, этические правила, верования и общественные соглашения.

Спойлер — это не всегда плохо. Он упрощает сложную историю, позволяя легче ее воспринимать. Благодаря ему мы больше вовлекаемся в историю и понимаем ее на более глубоком уровне. И, возможно, если эта «испорченная» история достаточно хороша, она сможет прожить тысячи лет.

Поделись статьей!

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here