Человека, который будет портить жизнь вечным недовольством, вспышками гнева или постоянным контролем, можно встретить где угодно: в офисе, на лестничной клетке или в собственной квартире. Но вот вопрос: только ли взрослые могут быть токсичными? В какой момент, с какого возраста эти разрушительные черты проявляются в человеке?

«Тема токсичных людей пришла из концепции токсичного родителя, — рассказывает Юлия Лапина. — Такой родитель не считает, что к ребенку нужно относиться с уважением, он не идет на компромиссы, не берет ответственность за свое поведение и не извиняется. Шантаж, крики, скандалы и насилие (вербальное или физическое) — это то, что можно встретить в токсичных семьях. Иногда у таких родителей присутствует психическое расстройство или алкогольная/наркотическая зависимость».

И вот, взаимодействуя с ребенком, такой человек незаметно и постепенно, как яд, разрушает или деформирует его психику. Как это происходит?

«Водопровод» жизни

«Связь родителя и ребенка — это водопровод жизни, — объясняет Юлия Лапина. — Психика ребенка «настроена» на значимого взрослого и получает все приходящее по этому «водопроводу» без фильтрации. И в этом основная проблема токсичности родителя».

Да, вредный и деспотичный начальник может очень сильно портить нашу жизнь. Нам бывают невыносимы придирки свекрови, болезненны уколы коллеги. Но мы взрослые люди, и в нашем окружении с большой вероятностью найдутся те, кто «послужит» противоядием, кто поддержит и поймет.

В конце концов, мы всегда, пусть и не без определенных потерь, можем разорвать токсичные отношения, а ребенок — нет. Он не может развестись с родителем или уволиться с должности ребенка. Гнев значимого взрослого — это угроза жизни и самый страшный кошмар. Отчасти поэтому токсичное поведение родителя не просто деформирует психику, но патологически формирует Я-структуру ребенка.

Жестокие телесные наказания увеличивают риск появления у ребенка психических расстройств

Маленький человек по возможности пытается приспособиться к отравляющему влиянию взрослого, ведь это вопрос выживания. Какую именно стратегию адаптации выберет психика — во многом зависит от личностных особенностей и генетической лотереи, объясняет эксперт. Это может быть агрессия или аутоагрессия, замыкание в себе или вспышки гиперактивности, драки с братьями и сестрами или незаметное самобичевание.

Многие исследования подтверждают, что физические наказания дома — фактор риска развития антисоциального поведения взрослеющего ребенка в дальнейшем.

Жестокие телесные наказания увеличивают риск появления у ребенка психических расстройств. Молодые люди, которых в детстве подвергали телесным наказаниям, чаще проявляют физическое, эмоциональное и сексуальное насилие по отношению к своим девушкам. И еще тысячи подобных исследований.

Иногда у родителей всплывают собственные детские травмы. Например, отмечено, что матери, которых били в детстве или которые стали жертвами насилия со стороны партнера, более склонны физически наказывать своих детей. И такие родители «живут» в голове ребенка даже после того, как он вырастает и полностью прекращает общение с ними. По мнению американского психотерапевта Дэвида Аллена, «нездоровые поведенческие паттерны обычно складываются на протяжении минимум трех поколений».

Драматичные последствия

Когда же последствия токсичного «воспитания» начинают проявляться в поведении ребенка?

«Можно ли представить себе токсичного младенца? — размышляет Юлия Лапина. — Конечно, нет, хотя некоторые матери в моменты бессилия могут увидеть в нескончаемом крике грудного младенца злой умысел и желание «манипулировать». У ребенка не только нет такого намерения, у него нет и возможности изменить поведение».

Может ли быть токсичным дошкольник 3-5 лет, когда, например, пытается говорить неправду? Ребенок учится не тому, что ему говорят, а тому, что он видит. Обманывают ли родители ребенка? Конечно, начиная от угроз «дядя милиционер заберет», заканчивая просьбами съесть «последнюю ложечку». Многие дети начинают лгать, копируя поведение взрослого, — и делают это с целью защитить себя.

Иногда бывает и так, что ребенок, не зная, куда деть боль, которая обрушивается на него дома, начинает вести себя агрессивно в детском саду, потом в школе. И некоторые из них становятся буллерами.

«Эти дети растут без запретов, не знают, что такое авторитет родителей, — объясняет экзистенциальный психолог Светлана Кривцова. — И в то же время им очень не хватает внимания и уважения взрослых. Тоска по этим чувствам вызывает у них сильную агрессию, которая какое-то время подавляется: ребенок не может выплеснуть ее на родителей, он ищет себе подходящую мишень».

Если авторитетные взрослые — учителя, воспитатели — не позволяют ребенку безнаказанно проявлять агрессию, он быстрее учится контролировать свое поведение. «Большинство буллеров — это дети с ярко выраженными нарциссическими чертами характера, — продолжает Светлана Кривцова. — Они растут без внутреннего ощущения собственного достоинства, самоценности, и поэтому им все время приходится самоутверждаться за счет других людей, доказывать свое превосходство.

К сожалению, родители буллера нередко столь же нарциссичны, как и их ребенок. Они могут жестоко его наказать, но тот сорвет зло на очередной жертве. Примерно 50% буллеров сами одновременно жертвы в семье или в другом коллективе».

Иногда на нас влияет токсичная среда — двор, неблагополучная школа

«Внутри семьи раненый ребенок может третировать младшего брата или сестру, обрушивая на него гнев, злость, обиду, — подтверждает Юлия Лапина. — Но все же было бы неправильно любое проблемное поведение ребенка в социуме рассматривать исключительно как проблему трудной семьи. Иногда на нас влияет токсичная среда — двор, неблагополучная школа, друзья. И тогда агрессивное, жестокое, унижающее поведение — это способ адаптироваться к новой «семье». Кто легче поддается влиянию среды? Тот, кто ищет в коллективе то, чего ему не хватило дома и готов идти на все, чтобы это получить. Травля других тоже может быть ценой вхождения в группу. Но обвинять в этом родителей было бы не всегда правильно».

Переориентируясь на значимый для него коллектив, подросток может подражать принятым там правилам поведения — от унижения слабых до открытых драк и употребления наркотиков. В этой ситуации родители не могут влиять напрямую, но в их силах перевести подростка в другую школу, увезти в другой город, найти для него нетоксичную среду.

За границами нормы

«Отдельный сложный и дискуссионный вопрос — это вопрос о детских патологиях психики, где генетика играет, возможно, значительную роль, — рассказывает Юлия Лапина. — Например, когда садистические черты вызваны желанием разрядки, и ребенок наносит вред другим детям. Для решения этой проблемы требуется профессиональная поддержка. Особая история — дети с серьезным нарушением привязанности, которые росли в детском доме или в очень неблагополучных семьях. В этом случае без работы со специалистом также не обойтись, и об этом сейчас, к счастью, говорят на курсах приемных родителей.

Но какие бы проблемы в поведении ребенка ни возникали, чем бы они ни были вызваны — генетикой, воспитанием, травмами или всем вместе, — определение «токсичный» не поможет взрослым протянуть ребенку руку помощи и вместе справиться с ситуацией. Ведь дело не в определениях, а в осознании проблемы и поиске пути к исцелению».

Поделись статьей!

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here