В детстве все внимание и забота матери доставались моему брату, рожденному от второго брака с человеком, которого она любила. На моем отце она обожглась. Думаю, с тех пор я осталась для нее напоминанием о пережитой боли. Когда брат плакал, мать бросалась его утешать, внимательно выслушивала, во всех школьных конфликтах была на его стороне. Со мной этого не происходило.

Брата освободили от помощи по дому. На мне же, под предлогом того, что я девочка и должна учиться вести домашнее хозяйство, лежали все обязанности. Если матери казалось, что квартира убрана недостаточно тщательно или посуда вымыта не вовремя, запрещала встречаться с подругами, смотреть телевизор. Когда я нарушала требования не общаться с теми из одноклассниц, кого она не любила, был скандал.

Она обвиняла меня в том, что я вырасту такой же никчемной и порочной, как мой отец. Отчим несколько раз пытался меня защитить, но она считала, что я этого заслуживаю. В пятнадцать лет у меня появилось первое чувство к мальчику-ровеснику. С мамой своими переживаниями я делиться не стала. Однажды она увидела из окна, как он провожал меня до подъезда и мы шли, взявшись за руки. Дома она встретила меня с криками, обвиняла в том, что я развратная и плохо закончу.

Все происходило на глазах у брата и отчима, я погибала от унижения и собственного бессилия. На следующий день она отвела меня к врачу, чтобы подтвердить мою девственность. Результат ее удовлетворил, но она пригрозила: если узнает, что у меня были физические отношения, не простит. После этого случая я смотрела на мать как на человека, с которым в силу своего возраста вынуждена жить и мириться.

Я могла бы ее простить, если бы она искренне сожалела о наших отношениях в детстве

Закончив школу, я поступила на вечернее отделение, нашла работу и стала снимать комнату с подругой. С тех пор как я съехала, в жизни словно появился недостававший воздух. Родительница мной почти не интересовалась, зато активно занималась устройством в институт младшего брата, который интересом к учебе не отличался.

Впоследствии она так и не разорвала с ним пуповину. Они жили вместе, брат не работал, выпивал, мать бесконечно занималась его лечением. По мере того как она старела, стала звонить мне все чаще, жаловалась на жизнь и на брата. Я молча ее выслушивала, помогала материально. Однако полгода назад случилась трагедия, мой брат погиб. После этого мать вспомнила о том, что у нее есть и дочь.

Точнее, мы словно поменялись ролями, и теперь она ведет себя как ребенок, которому требуется внимание. Звонит, плачет, просит ее навестить. Она больше не контролирует меня и не кричит, напротив, подчеркивает, как ей важно мое внимание и любовь. Я почти ничего не чувствую по отношению к человеку, который должен бы быть для меня близким.

Я не простила мать. Возможно, могла бы это сделать, если бы она искренне сожалела о наших отношениях в детстве. Однажды я начала разговор, но это ее оскорбило. Она думает, что давала мне все самое лучшее, что благодаря ее воспитанию и усилиям я многого в жизни добилась. А вот она — несчастная мать, потерявшая сына.

Мы продолжаем общаться, но я словно слышу и вижу ее через толщу воды. Во мне говорит чувство долга, но я бы легко могла никогда не встречаться с женщиной, которая волею судьбы оказалась человеком, подарившим мне жизнь.

«Важно разрешить себе любые чувства по отношению к матери» 

Вероника Степанова, психотерапевт

Сильная сторона героини в том, что она осознает свои чувства. Часто люди, проходя через опыт терапии, напротив, защищают мать, и любые претензии к ней кажутся кощунственными. Гнев вымещается на другом близком, как правило супруге, по отношению к которому негативные эмоции мы себе разрешаем.

В какой–то момент человек желает высказать матери свои истинные чувства, быть откровенным. Он хочет, чтобы она признала ошибки, извинилась. Однако родительница, как правило, уже немолода и решиться на такой шаг, перечеркнув всю свою жизнь, она не в состоянии. Ситуация накаляется и грозит полным разрывом отношений или постоянной болью, с которой живет этот выросший ребенок. В терапии мы помогаем людям погрузиться в состояния родителя, отождествиться с ним, чтобы лучше его понять.

Осознав реальные обстоятельства, в которых жила мать, важно попытаться разделить палитру чувств, которые мы испытываем

В процессе диалога человек выступает в роли своей матери, ему удается взглянуть на себе ее глазами. И он понимает, что она родила его очень рано и не смогла осознать своего материнства. Она также могла зависеть от матери или мужа, подчиняться их взглядам на воспитание.

После того как мы начинаем лучше осознавать реальные обстоятельства, в которых жила мать, важно попытаться разделить палитру чувств, которые мы испытываем. С одной стороны, это человек, который совершал ошибки, возможно, роковые. И в нас живет гнев за то, что мы оказались их жертвой. Этой части матери адресуется наша горечь и обида.

Однако, с другой стороны, она еще и олицетворение природы, которая подарила нам жизнь. Она испытывала токсикоз и муки родов. Она отдала нам часть себя, своего здоровья и женской красоты. И к этой, биологической части матери человек, как правило, испытывает нежность и благодарность, которая помогает объемнее взглянуть на ситуацию и дает пространство для любви.

Поделись статьей!

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here