Говорить о расстройствах пищевого поведения (РПП) обычно всерьез не принято. Для тех, кто страдает РПП, жизнь – это бесконечные калории и граммы в голове, срывы и истерики, стремительно тающий вес. Перейти тонкую грань, за которой игра с килограммами превращается в роковое испытание, очень просто. И дальше без поддержки врачей уже не обойтись. Пока получить такую помощь очень сложно – мало специалистов, а самое главное – общество не готово воспринимать расстройства пищевого поведения всерьез.

Изменить эту ситуацию хотят Дарья Каширина и Елена Мосейкина.  Девушки занимаются модельным бизнесом, и не понаслышке знают об анорексии. Они обе прошли путь борьбы с этим заболеванием.

фото: Елена Мосейкина и Дарья Каширина

В феврале Даша и Лена создали благотворительную организацию Not skinny enough, целью которой является помощь людям с расстройствами пищевого поведения (РПП). Весной они организовали  фотовыставку про девушек больных анорексией в Сахаровском центре. Впереди у девушек большие планы – квалифицированные специалисты, бесплатная помощь и фонд, а главное – показать, что эта проблема действительно требует внимания общества.

Хочется, чтобы fashion платил за то, что породил

Вся история началась с того, что я сама столкнулась с анорексией. В модельный бизнес я пришла довольно поздно – в 19 лет, и до 21 года у меня была анорексия. Долгое время я не могла признаться в том, что я больна. Но в какой-то момент я поняла, что не готова больше худеть, следуя указаниям агентств. Выйти из этого состояния мне помог психотерапевт, долгая реабилитация и бесконечная работа над собой, вспоминает модель, сооснователь Not skinny enough Елена Мосейкина.

«Когда мы пережили какую-то боль и можем спокойно о ней говорить, это значит, что мы не пытаемся больше скрыть свою проблему. Сейчас я полностью принимаю свое тело, я не ругаю его. Я не циклюсь на еде, я не боюсь ее, как это было раньше.  Еда отошла на дальний план. Это просто то, что помогает мне поддерживать энергию. Я просто пришла в свое идеальное состояние гармонии тела и стала жить в счастливой себе.

Пережив все это, у меня возникло желание помогать другим. Постепенно у меня начала закладываться идея создать организацию, которая могла бы помогать людям с анорексией и другими расстройствами пищевого поведения.

фото: Дарья Каширина и Елена Мосейкина

Главная моя идея была совместить модную индустрию с медицинской сферой. Сегодня анорексия затронула не только моделинг, но и множество других сфер. Многие пытаются следовать каким-то идеалам, выдуманным картинкам, и оказываются в ловушке. Хочется, чтобы fashion платил за то, что породил

Спустя какое-то время нашла в соцсетях Дашу, с которой мы когда-то учились вместе в модельной школе, она тоже хотела помогать людям с РПП. Тогда я поняла, что вместе мы сможем поднять этот пласт. Так и родился проект Not Skinny Enough».

Среди задач проекта: информирование общества о проблеме анорексии, булимии и других видах РПП, организация мероприятий, лекций, семинаров в поддержку борьбы с анорексией и булимией, содействие клиникам и организациям, работающим с РПП, а также проведение благотворительных акций. (подробнее на notskinnyenough.com)

Развернуть общество

Проблема  РПП серьезная  и действительно требует внимания.  По статистике, РПП страдают 7,6% населения в возрасте до 20 лет и 2,51 %. При этом смертность при нервной анорексии составляет 5,9 %, что выше, чем смертность при злоупотреблении алкоголем и тяжелом курении (E. Chesney  et al., 2014)

Пока все осложняется тем, что общество не готово всерьез говорить о проблеме. Есть множество мифов об РПП, например, многие считают, что РПП — это про вес: если ты слишком худой или слишком толстый, только тогда у тебя начинается заболевание. Понятно, когда мы видим человека весом 30 кг, то с ним что-то не так и ему нужна помощь. Но проблема начинается гораздо раньше. И понять это можно, только обладая определенными знаниями, — отмечает Елена Мосейкина.

«Сейчас общество не считает расстройства пищевого поведения проблемой, а скорее, какой-то прихотью. Сами люди, которые страдают РПП, не могут признаться в этом, потому что считают это постыдным, хотя за рубежом есть серьезные организации (например, National Eating Disorders Association (NEDA)), которые занимаются такими расстройствами. Есть статистика, которая говорит о том, что проблема не надуманная, и главное, люди там могут получить реальную помощь.

Кроме этого, доказано, что у анорексии есть определенный ген, отвечающий за развитие этого заболевания. То есть, человек уже рождается с предпосылкой к анорексии. И вот дальше выстрелит это ружье или нет – не известно. Чаще всего этот «выстрел» происходит из-за социума. Например, в школе девочке сказали про щеки или попу, и она начинает комплексовать. Или те же самые бьюти-стандарты, под которые нас пытаются подогнать. Реклама, которая не действует как мотиватор, а наоборот (подробнее в instagram.com/notskinnyenoughnot). Если бы каждый человек уважал другого, его тело – жить было бы проще», – рассказывает модель, сооснователь Not skinny enough Дарья Каширина.

Что со специалистами

Нередко встает вопрос квалификации самих врачей, которые должны помочь, но не могут. Как правило, диетологи советуют сменить питание, есть больше калорийной пищи, выписывают гормональные препараты. В итоге девочки, пройдя несколько специалистов, не получают необходимой помощи и теряют надежду вылечиться.

«Я ездила в клинику питания РАМН, где мне ни то, что не помогли, а наоборот, могли искалечить. Ты заходишь в кабинет, а врач тебе говорит: «Тебе просто надо кушать, деточка». Вот оказывается в чем дело, думаешь ты. Врач тебе говорит записывать все, что ешь по граммам. В итоге я начинаю циклиться на еде еще больше. Начинаю врать: перед взвешиванием я выпиваю много воды. И так делают все, кого я бы не спрашивала. Это типичная история», – вспоминает Дарья Каширина.

 

Посмотреть эту публикацию в Instagram

 

Публикация от NotSkinnyEnoughNot (@notskinnyenoughnot) 25 Окт 2018 в 9:20 PDT

Хотя дневники питания могут помочь. Особенно они полезны при компульсивном переедании. Но нужно записывать не только то, что ты ешь, но и какие эмоции ты испытываешь. С кем ты ешь – тоже важно. Таким образом, ты можешь отследить ситуации, в которых ты переедаешь. Просто записывать калории – не работает, считают девушки.

«При анорексии ты циклишься на цифрах, на весах, на калориях. Это нарушение психическое. Поэтому в первую очередь надо разговаривать с психологом или психиатром. Также важна помощь нутрицологов — это отдельная проблема, так как у нас никто не учит на нутрициолога и вообще о такой професии мало кто знает. Плюс это скорее важно не для анорексиков, а для компульсивных. В тяжелых случаях необходимо стационарное лечение, капельница. При анорексии разрушение может проходить на уровне отдельных органов – печени, желудка. У булемиков то же самое. Поэтому здесь нужна помощь профильных специалистов.

К нам приходили девочки, у которых булимия по 15 лет, и у них практически нет зубов. Сок, который выделяется при рвоте, разъедает полость рта. У них ужасная кожа, выпадают волосы. Женский организм дает сбой. Поэтому назначают гормональные препараты, но это не выход, так как в первую очередь нужен комплексный подход, включающий помощь психолога или психотерапевта.

Сегодня в Not skinny enough за помощью обращаются люди разных возрастов, полов и профессий, которые страдают РПП. Анорексия уже давно вышла за рамки модельного бизнеса. Сейчас в клинику попадают девочки, которым 10-15 лет и они уже не хотят есть.

«Нам недавно написала девушка, которая оказалась в психиатрической клинике на первом курсе института с диагнозом «анорексия». Под замками и решетками девушка провела полгода. Потом у нее начилась булимия, потому что ее насильно кормили. Она не могла самостоятельно ходить в туалет, а изо рта шла кровь (По словам девушки реакция была на психотропные препараты). Потом реабилитация: еда и прогулки строго по часам, страх не сходить в туалет, гормональные препараты.

Недавно я общалась с девушкой, которая в свои 35 лет весит 32 кг. Она признает свою проблему, хочет набрать вес, но боится еды. Поэтому после 12 часов дня она не ест вообще. Так обычно и происходит. Сначала ты не ешь после шести, потом после 12. В итоге твой круг сужается до белкового завтрака», –  рассказывает  Даша.

Нужно полюбить себя

Большую роль, и далеко не всегда положительную, играют так называемые блогеры. Часто девочки сидят на детокс-программах.

«При этом, нередко профессионализм этих блогеров ограничивается прочтением нескольких книг из разряда «мясо – это вредно». Эти девочки выглядят хорошо, они создают красивую картину. Все смотрят на это, и хотят такую же красивую жизнь. Но люди не живут так, как показано в Instagram, настоящая жизнь – другая. Мы создаем образ в соцсетях, потому что играем в игру, а люди стремятся к этому образу. Но надо ли это делать  – большой вопрос.

Наша же концепция – здоровое тело, здоровое отношения с едой. Мы за осведомленность – чтобы человек понимал, что ест, и как эти продукты влияют на жизненные процессы. Например, если я съем белково-углеводный завтрак, это даст мне энергию на весь день. Или если я выпью бокал вина вечером – со мной ничего не будет, но если я выпью три, мне будет плохо. Да, иногда я могу съесть что-то безумно сладкое. Но все остальное время я буду питаться нормально, потому что я люблю свое тело, свой организм. И я тренируюсь не из-за ненависти к своему телу, а из-за любви. И это очень важный момент», – отмечает Дарья Каширина.

 

Посмотреть эту публикацию в Instagram

 

Публикация от NotSkinnyEnoughNot (@notskinnyenoughnot) 25 Окт 2018 в 9:20 PDT

Чтобы помочь себе, во-первых, нужно признать, что у тебя есть проблема. Во-вторых, полюбить себя, говорят основательницы Not skinny enough.

«Моя любимая метафора – воспринимайте свое тело как ребенка. И еще один важный момент – тело и мозг должны уметь договариваться. Когда-то я тоже весила 38 кг. Чтобы запустить процессы, которые прекратились на тот момент, врач сказал, что мне надо набрать 44 кг. Я набрала нужный вес, но ничего не происходило. На что доктор ответил, что умом я еще не пришла к этому весу. Я не принимала себя такой. После этого мой вес скакал то вниз, то вверх. Но когда я нашла этот компромисс, все стало прекрасно. Тело – это наш инструмент, оно реально отзывается, оно готово помочь, если мы умом готовы к изменениям. Нужно найти этот компромисс», – отмечает она.

Фонд, рехаб-центр и искусство

Сейчас основная цель Даши и Лены – это заполнить информационный вакуум. Говорить о проблеме через СМИ, флешмобы. Сейчас Даша делает режиссерский проект о людях с РПП.

«В планах – это развивать тему РПП через культурное движение: через видео, флешмобы, медиа. Только так мы сможем достучаться до людей. Еще нам важно, чтобы Минздрав обратил внимание на эту проблему.  Необходимо собрать статистику, сейчас никто ее не ведет. Так люди увидят, что проблема вовсе не надуманная.

Мы хотим, чтобы лечение РПП было доступным. Чтобы оно было наравне с походом к терапевту в обычную поликлинику. Потому что возможность оплачивать лечение есть далеко не у всех (день пребывания в стационаре может обойтись в 15 тысяч рублей).

фото: выставка в Сахаровском центре

Сейчас мы поддерживаем контакты с иностранными организациями. Например, с английской организацией по правам моделей — им близко то, что мы делаем. Мы хотим организовывать конгрессы и  приглашать зарубежных специалистов, потому что иностранные техники более развиты», – говорит Елена Мосейкина.

«Также наша цель – это лекции по питанию и спорту в школе. Мы готовы организовать их, но в идеале бы хотелось, чтобы такие лекции  стали обязательными, возможно в рамках ОБЖ.

Сами мы не можем готовить специалистов, но мы можем способствовать увеличению специалистов в области РПП. И мы хотим, чтоб число профессионалов в этой области увеличивалось. Сейчас таких специалистов очень мало, а к тем, кто есть – очереди.

Еще одно направление – это собственный рехаб-центр. Так называемый лагерь, куда будут выезжать люди с РПП и проходить комплексное обследование и лечение.  В идеале это должно быть бесплатным. Обязательным, на мой взгляд,  должна быть творческая составляющая:  поиск творческой профессии или хобби. Творческое занятие очень помогает реализовать свои способности,  выразить свои эмоции, себя, переключиться и почувствовать себя нужным и значимым», – добавляет Даша.

И конечно, в планах создать фонд помощи людям с РПП. Это самая главная цель, говорят девушки. Пока юридически и финансово сделать это непросто. Чтобы привлекать инвесторов и помогать людям, нужны доказательства, и доверие общества может им стать. Но ничего нереального нет, и если есть вера, значит будет и победа, уверены основательницы Not skinny enough.

Поделись статьей!

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here